Главная Новости В ОСН провели круглый стол, посвящённый изучению истории Отечества

В ОСН провели круглый стол, посвящённый изучению истории Отечества

0
0
12

6 октября в пресс-центре Общественной службы новостей прошел круглый стол: «Формирование единого подхода к изучению Отечественной истории (10-11 класс)».

Организаторами мероприятия выступили Общероссийское движение «СИЛЬНАЯ РОССИЯ» и Координационный совет некоммерческих организаций России при поддержке Общественной службы новостей.

В обсуждении приняли участие представители Минобрнауки России, Минпросвещения России, Российской академии наук, Российской академии образования, Минобороны, МВД, Следственного комитета РФ, Генпрокуратуры, Российского военно-исторического общества, образовательных организаций высшего образования, а также депутаты Госдумы, Герои России и Социалистического труда, представители экспертного сообщества, профильные НКО и СМИ.

В ходе круглого стола был представлен доклад общественной экспертной рабочей группы, которая провела аудит 24-х школьных учебников истории на предмет некорректности и искажений в освещении важных событий Отечественной истории. Работа проводилась в рамках общественно-экспертного содействия реализации поручения Президента Российской Федерации.

В состав рабочей группы вошли историки, политологи, педагоги, а также представители общественности – ветераны Великой Отечественной войны и военной службы, бывшие узники фашистских концлагерей и жители блокадного Ленинграда, представители науки, родительской общественности, религиозных конфессий, коренных народов России и национальных диаспор.

Для удобства понимания изученная информация была распределена на исторические периоды:

1. Российская империя с начала XX века до Первой Мировой войны.

2. Первая Мировая война.

3. Февральская и Октябрьская революции, Гражданская война.

4. СССР в 1920-1930-х годах.

5. Вторая Мировая война и Великая Отечественная война.

6. Послевоенный период с 1945 года до начала перестройки 1980-х.

7. От перестройки до развала СССР в 1991 году.

8. Новейшая история России: с 1991 года по настоящее время.

В ходе круглого стола «Формирование единого подхода к изучению Отечественной истории (10-11 класс)» эксперты обсудили выявленные недочеты в учебниках истории и предложили пути решения данной системной проблемы.

Прозвучал целый ряд конкретных предложений, в частности об ускорении принятия федеральных государственных образовательных стандартов по истории в 10-11 классах, о необходимости взаимосвязи преподавания истории с другими предметами, в частности литературой, об инициировании поправок в Федеральный закон «Об образовании» по обязательному использованию основных образовательных программ, о необходимости более широкого включения в рабочие группы Межведомственной комиссии по историческому просвещению представителей общественности, о необходимости проведения глубокой ревизии действующего историко-культурного стандарта, анализа вузовских программ по истории и многое другое.

По итогам круглого стола было принято решение продолжить работу в формате общественной рабочей группы, которая подготовит резолюцию, содержащую конкретные предложения по исправлению ситуации, и направит ее в профильные органы государственной власти.

Геннадий Зюганов – председатель КПРФ:

«После 91-го года все, кто пришли к власти, прежде всего поставили задачу переписать нам историю, поломать все школьные программы. Вся советская история была перечеркнута, появился учебник Кредера, в котором о Сталинградской битве было два слова, а портрет Черчилля был на всю страницу. Это была не история, это была попытка унизить страну, которая выжила благодаря Великим Победам. В целом, достойного учебника пока не создали. Вопрос исторического образования стоит ребром. Главная атака сейчас идет на историческую память и сознание. При царе нас вместе держали – Бог, царь и Отечество. В советской власти –  идеология, построение социализма, единая партия, единые цели. А сейчас единство держит – русский язык, наша Победа и общая история. Здесь и идут самые жесткие нападки. В стране очень мощная пятая колонна, которая не заинтересована в качественном образовании».

Владимир Кикнадзе  – заместитель главного редактора «Военно-исторического журнала», доктор исторических наук, доцент, полковник:

«Такое количество учебников, такое количество авторов, отсутствие общественной экспертизы – все это, безусловно, приводит к огромному количеству различных версий, интерпретаций, подходов к изложению тех или иных событий. Более того, зачастую в этих учебниках отсутствуют ответы на главные вопросы. Например, нет ответа на вопрос, почему в гражданской войне победили большевики? Почему, собственно, офицерский корпус российской императорской армии не встал на его защиту? Дважды в истории двадцатого века получилось так, что офицерский корпус не встал на защиту государства – почему?

Ответов на эти вопросы нет. А они интересуют сегодняшнюю молодежь, которой это важно для понимания сегодняшнего дня».

Константин Пахалюк – заместитель директора департамента науки и образования Российского военно-исторического общества, кандидат политических наук:

«Сегодня история – это больше, чем вопросы прошлого. Это то, вокруг чего формируется современная нация. Я еще в жизни не встречал ни одного учителя истории, который бы не говорил, что историко-культурный стандарт написан настолько академически, что школьнику выучить его невозможно. В итоге получается, что ЕГ по истории является одним из самых сложных предметов для сдачи. Тем более, мы понимаем, что идея с единым учебником нашла поддержку именно после введения ЕГ. А ориентировка на сдачу ЕГ ведет к тому, что у нас уходит культура мышления. Но ведь история учит человека думать не категориями своего личного интереса, повседневного мира, а общества и России в целом, учит соотносить себя со своей страной. И тут получается, что если ученик ориентирован на формальности ЕГ и выполнение тестов, то культура мышления – не то, чему учат, и не то, что востребовано».

Андрей Климов – главный научный сотрудник научно-исследовательского центра Академии управления МВД России, доктор исторических наук:

«Школьный учебник – это определяющий инструмент построения и реализации целостного педагогического процесса, а история как гуманитарная наука несет в себе основной потенциал формирования убеждений и мировоззрений школьников. И тут я хочу акцентировать внимание на том, что личность школьника еще только формируется, и поэтому содержание учебников истории должно находиться под контролем государства.

Должен быть определенный стандарт. Но камнем преткновения остается вопрос о необходимости представления разных точек зрения на исторические факты. И здесь приходится выбирать между исторической объективностью и воспитательной целесообразностью. Я считаю, что скрупулезная достоверность снизит воспитательный потенциал учебников. Поэтому историческую объективность следует оставить профессиональным исследователям, а в школе должен быть единый подход и единый учебник, так как воспитательный потенциал является, я бы сказал, ключевым направлением национальной безопасности нашего государства».

Алексей Ананченко – директор Института истории и политики, заведующий кафедрой новейшей отечественной истории Московского педагогического государственного университета, кандидат исторических наук:

«Зачем мы преподаем историю? Что хотим получить? И что мы называем этой историей? Многие страны сейчас отказываются от преподавания истории, и количество таких стран будет возрастать. Финляндия и Норвегия уже перестали преподавать историю в школах, Кизингер в США говорит, что истории, как национального самосознания, в США больше нет. Мы пока сохраняем такую попытку системного понимания и сознания, но мы должны для себя ответить на вопрос: а что мы хотим получить в ходе преподавания и для чего?

Преподавание истории в школе отличается от науки истории, и это логично, задача другая. Цель науки – это познание, а цель дисциплин в школе – передача в той или иной степени результатов познания.

История – форма национального самосознания, она должна не просто давать знания и разбираться в тех или иных процессах. Это должно быть позитивное восприятие себя и своей истории. Просто так знания истории нам не нужны, нам важна проблема ценностей: что такое хорошо, а что такое плохо?».

Валерий Тишков – академик-секретарь Отделения историко-филологических наук Российской академии наук:

«Я поддерживаю обсуждение этого вопроса на самых разных уровнях, потому что это вопрос не только государства, а всего нашего общества. Мы понимаем, что история в отличии от теоретической физики, высшей математики или биологии – это наука, не ограничивающаяся только кругом профессионалов, которые учились быть историками. Многие историю познают из любительского интереса, причем осваивают ее очень широко, глубоко, могут судить о ней. Это так называемая народная история, которая может отличаться от профессиональных взглядов. Но, когда мы говорим о сфере образования и просвещения, то здесь на первом месте все-таки должен быть взгляд профессионалов. Это не означает, что должно быть единство взглядов и мнений. Единый подход не означает единственный, единый стандарт не значит единственный учебник, но тем не менее есть какие-то устоявшиеся на сегодня, общепринятые в профессиональной науке взгляды, подходы, оценки, которые и должны попадать в учебники и просветительскую сферу.

Мы также должны учитывать неизбежный момент – каждое новое поколение пишет свою историю, оно берет в прошлом те события, которые ему наиболее актуальны и интересны, поэтому всегда есть какой-то пересмотр, обновление или ревизия в хорошем смысле этого слова прошлых концепций. Добавляются новые знания, открываются новые архивные документы или другие источники. Поэтому история – это подвижный процесс, здесь нет одной формулы раз и навсегда выученной, на которой стоит столетиями наука. Хотя есть отбор фактов, безусловных и бесспорных, которые мы не подвергаем сомнению. Например, даты основных событий, или же факты, связанные с крупными историческими поворотами. Вот поэтому каждое общество, каждая страна имеет свою национальную, основную концепцию собственной государственности, связанную с местом в мире, отношениями с соседями и т.д. И стоит на этом твердо, чаще всего, закрепляя ее в законодательном порядке. Около 40 стран в мире имеет закон или правовой акт, регулирующий понятие национальной общепринятой концепции прошлого. Россия тоже пошла по этому пути, мы принимаем законы, правовые акты, которые отстаивают, осуждают и даже предусматривают наказание, если осуществляется незаконная деятельность».

Николай Никифоров – заместитель начальника по научной работе Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ:

«Я представляю Институт военной истории. Мы, практически, формируем до конца историю как комплексную отрасль знаний. И я хотел бы подчеркнуть, что мы ни разу не приглашались в качестве соавторов учебников, не привлекались к государственной экспертизе, что специалисты института не были привлечены ни к формированию новой линейки учебников, ни к той, что формировалась после нее. И вот этим мероприятием мы могли бы исправить эту несправедливую ситуацию.

Если говорить об учебниках, то я хотел бы подчеркнуть, что мы есть базовые понятия, которые должны остаться неизменными, вне зависимости от конъюнктуры какой-либо области истории, ценностные ориентиры должны быть обязательными. И хотим мы того или нет, на всех этапах нашего государства историческая составляющая рассматривалась, как неотъемлемая часть формирования патриота. И когда мы не участвуем в этом, это недопустимо с государственной точки зрения.

Мне кажется, воспитание надо начать с учителей, потому что сейчас они обладают такой дремучестью, что горько и обидно за тех, кому они эту историю читают. Поэтому настала пора на государственном и общественном уровне работать в едином стратегическом направлении. Это основа формирования человека-патриота.

Образовательная составляющая крайне важна, но мировоззренческая и воспитательная еще важнее, потому что именно она формирует из человека гражданина».

Эммануил Баграмян  –заместитель руководителя Центра развития образования Российской академии образования, кандидат политических наук:

«Историко-культурный стандарт принят, действует, и коллективы авторов, которые работают над созданием учебников ориентируются на этот документ. Однако, история как школьный предмет не может существовать без общественного консенсуса в отношении трактовки тех или иных очень важных и сложных вопросов Отечественной истории. Конечно, должен преобладать позитивный настрой в преподавании, но у учащихся не должно формироваться представление, что история нашей Родины – это череда триумфальных шествий и Побед. У нас были очень сложные и тяжелые периоды. И главное, что наш многонациональный народ с честью вышел из этих трудностей, а наши люди всегда вместе их преодолевали».

Пётр Ишков – заместитель начальника отдела содержания и методов обучения начального общего, основного общего и среднего общего образования Департамента государственной политики и управления в сфере общего образования Министерства просвещения Российской Федерации:

«У нас есть федеральный государственный образовательный стандарт. И после того, как мы провели анализ рабочих программ, после обращения президента, мы обнаружили, что здесь существует проблема. Рабочие программы во многих образовательных организациях различаются. Почему? Потому что у нас, согласно федеральному закону, педагогические работники вольны в выборе средств, методов и содержании обучения, если они не противоречат основным образовательным программам. Такая ситуация не может устраивать, поэтому сейчас разработана примерная рабочая программа по всем предметам, в том числе и истории.

Нельзя не отметить, что учебник не занимает главную роль в процессе обучения. Первую роль играет учитель, который определяет рабочую программу, выбирает учебник, и это закреплено законодательством. Мы не можем идти против закона».

Султан Тогонидзе – член Высшего Совета Российского конгресса народов Кавказа:

«Сегодня мы констатируем острую необходимость единого объективного концептуального понимания, в целях недопущения фальсификации исторических фактов и, как последствия, деформации в вопросах восприятия и формирования образа нашего государства, его исторического пути, достижений и вклада в мировую историю человечества, являющихся фундаментальными в деле патриотического воспитания подрастающего поколения.

Данная тема животрепещущая и заслуживает пристального и перманентного внимания со стороны общественности и государства. Мы живем в эпоху гибридных войн. И, к примеру, военная доктрина наших заокеанских партнеров предполагает наличие 4-х театров военных действий: суши, воздуха, воды и информационного поля. В нашей доктрине 4-й пункт отсутствует. А, к примеру, США занимаются этим вопросом с 1979 года, у нас же об этом заговорили в 2008 году. И только через 9 лет, в 2016 году, было официально создано первое подобное подразделение. Все мы помним пословицу, где незабитый гвоздь стал причиной проигранной войны. Мы убеждены, что данная тема является одним из таких гвоздей, в конечном итоге относящихся к вопросам государственной безопасности».

Елена Кряжева-Карцева – заместитель декана факультета гуманитарных и социальных наук, кандидат исторических наук, профессор кафедры истории России РУДН:

«Хочется поблагодарить всех тех, кто вел большую работу последние десять лет по историко-культурным стандартам. То, что у нас было в учебниках в 1990-х – начале 2000-х, конечно, это хаос. Сегодня историко-культурный стандарт в образовании выработан. В 2020 году он подвергался пересмотру, утверждены новые поправки и предложения по поводу линейного преподавания истории до 11 класса включительно. Но сейчас нужно переходить к следующему этапу работы.

Я провела блиц-опрос среди первокурсников РУДН в 16-ти группах, которые пришли после изучения истории в школах по разным учебникам и с разными знаниями. Приведу некоторые результаты. Вы знаете, как патриотично настроены студенты из Китая, Средней Азии? У них учебники истории написаны так, что, несмотря на все проблемы в обществе, они учат: ты должен уважать свою страну, гордиться ею и вообще тебе повезло, что ты родился в этой стране. Есть определенная предзаданность. Российские же студенты говорят, что в наших учебниках истории не везде это прослеживается. И важно уделять больше внимания этому вопросу.

90% студентов ответили, что они не знают, на какой учебник истории ориентироваться. Им необходим классический учебник, который будет выступать в роли справочника. Если преподаватель скажет, что это качественный учебник, то они готовы именно в нем черпать основную информацию.

Еще немаловажный момент: в школьных учебниках истории не должно быть просторечия, потому что он формирует культуру речи. Студенты также просили обратить внимание на так называемые региональные учебники по краеведению. Например, «Кубановедение», «Москвоведение», куда тоже включается исторический материал. Но кто его проверяет? Такое впечатление, что мало, кто с ним работает.

Молодежи нравятся учебники, где даны четкие причинно-следственные связи, то есть не просто факт, а что к нему привело, что после него последовало, приведена взвешенная позиция ученых, академиков. Индекс доверия к таким учебникам у молодых людей очень высокий, они ждут от нас следующего шага».

Александр Михайлов – руководитель Центрального исполкома Общероссийской организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ», генерал-лейтенант:

«Фальсификация истории начинается с ее интерпретации, а интерпретация истории начинается в школе. Все зависит от того, как ее преподает учитель. Учебник – это подсобный материал, «елка», которую учитель должен «нарядить» фактами, событиями, хронологией и даже эмоциональным фоном. И в зависимости от того, как он преподнесет этот материал, так ученик и будет относиться к учебнику и истории в целом. Учебник мы воспринимаем как существительное, а он должен быть глаголом. Он должен двигать людей, побуждать их любить общество, проявлять интерес к тем или иным событиям нашего прошлого. Это очень сложный процесс. И мы должны искать варианты баланса между учебником и учителем – это очень важно.

Еще одна проблема, связанная с изучением истории, носит синтетический характер. У нас разрушены междисциплинарные связи. Мы рассматриваем историю в школе, но не рассматриваем вместе с ней, например, литературу, русский язык. А что лучше расскажет о Сталинградской битве, чем книга «В окопах Сталинграда»? Что еще лучше можно почитать о защитниках Брестской крепости, как не повесть Сергея Смирнова «Брестская крепость»?

Образование в СССР было очень синтетическим. Школьников учили воспринимать историю через литературу, кинематограф, театр, изобразительное искусство. В советских школах при изучении того или иного периода истории, детей водили в музеи, театры, кино, на выставки, где они не только знакомились с шедеврами мировой культуры, а, самое главное, узнавали, как отражались исторические события в тех или иных произведениях. Вот это ключевые проблемы».

Николай Махутов – председатель Международного союза бывших малолетних узников фашизма, член-корреспондент РАН, профессор:

«Историю пишут и создают победители, продолжают следующие поколения, а переписывают проигравшие. В истории столько фактов, что их можно подобрать под любую из идей и теорий.

Есть факты истории, они неопровержимы, а есть история фактов, и подмена этих понятий составляет «болезнь» современных учебников.

Я посмотрел учебники 50-х, 70-х и дальнейших годов и увидел, что произошел большой сдвиг в нашем самосознании. Современные учебники работают практически на фашистскую идею, на подмену понятий. Я думаю, что в нашей экспертной комиссии учебники должны посмотреть не только профессионалы, но и люди, которые присутствовали при исторических событиях. Надо трезво и серьезно взглянуть на историю. Я считаю, что учебник должен быть один, и содержать исторически неопровержимые факты. А вот исторических пособий может быть много, но и они не должны противоречить этим фактам».

Геннадий Баштанюк – член Высшего совета Общероссийского движения «Сильная Россия», Герой Социалистического труда:

«Я интересуюсь историей и слежу за разговорами на тему, и меня поразила информация о 25 учебниках, созданных в течение 5 лет. У нас что, 25 историй страны? У нас страна одна и история одна, и я за то, чтоб учебник был один. В нем должны быть все моменты истории, но они должны быть основаны на архивных документах.

Я хожу на Уроки мужества и мне иногда стыдно детям задавать вопросы. Мне стыдно, что мы не донесли до них настоящую историю страны.

Есть третья сила участвующая в воспитании – родители, и их авторитет всегда сильнее авторитета учителя. В обществе идет дискуссия и родительское мнение, зачастую, искаженное – результат дискуссии. Страна разделена в отношении к историческим фактам. Поэтому я считаю, что учебник должен быть единым и на базе настоящих архивных документов».

Татьяна Ковалева – учитель истории и обществознания ГБОУ Школа 1502 «Энергия» г. Москвы, член Центрального совета Движения «Матери России», кандидат философских наук:

«Напрасно вы думаете, что этот веер современных учебников видели учителя или что они имеют возможность из него выбирать. Что приходит в школу – с тем и работают.

Правильно сказали о новом поколении учителей, которое на многие вопросы не то чтобы не отвечают неправильно, но отвечают не так, как следовало бы человеку государственному, потому что главной целью учителя истории я считаю воспитание гражданина прежде всего.

Я в шоке от того, что в школьной программе сокращают часы по истории. Да, это прекрасно, что мы перешли на линейную систему обучения. Но нужно помнить, что мы формируем гражданина, мы формируем его убеждения, и сформировать мы должны такого человека, который защищал бы интересы своей страны.

Хотелось бы, чтобы были единые подходы к этому, ведь мы детей из школы выпускаем в общество и должны заранее сформировать у них видение этого общества и истории своей страны».

В ОСН провели круглый стол, посвящённый изучению истории Отечества
В ОСН провели круглый стол, посвящённый изучению истории Отечества
В ОСН провели круглый стол, посвящённый изучению истории Отечества
В ОСН провели круглый стол, посвящённый изучению истории Отечества
Comments are closed.