Главная Новости Глава Российской секции Международной полицейской ассоциации Юрий Жданов: в 2022 году нужно готовиться к росту миграционных и киберугроз

Глава Российской секции Международной полицейской ассоциации Юрий Жданов: в 2022 году нужно готовиться к росту миграционных и киберугроз

0
0
104

Руководитель Российской секции Международной полицейской ассоциации, военный эксперт “Ветеранских вестей”, доктор юридических наук, генерал-лейтенант Юрий Жданов рассказал в интервью РИА Новости о том, какой ущерб нанесли киберпреступники в 2021 году, как будет развиваться в России миграционная ситуация в 2022-м и каких новых ухищрений ждать от мошенников в ИТ-сфере.

– Юрий Николаевич, как в 2021 году изменилась ситуация с мигрантами в России?

– После относительного миграционного затишья в период развития пандемии и ограничения международного транспортного сообщения в 2020 году, миграция, особенно ее незаконная составляющая, стала одним из самих острых вопросов мировой повестки 2021 года. В уходящем году фиксируется устойчивый миграционный прирост. Например, в России за 10 месяцев осуществлено 10,6 миллиона постановок иностранных граждан и лиц без гражданства на миграционный учет. Данные свидетельствуют, что больше всего к нам прибыло граждан Узбекистана (более трёх миллионов) и Таджикистана (более двух миллионов), меньше – из Киргизии (751,7 тысячи) и Казахстана (401,4 тысячи). Кроме того, в текущем году почти на треть увеличилась численность мигрантов, проживающих в Москве, – до 1,033 миллиона. Это по большей части граждане Узбекистана, Таджикистана, Киргизии.

– Следует ожидать увеличения миграционного потока в России в 2022 году?

– Безусловно, увеличение миграционного потока в 2022 году будет. На этот процесс повлияют последние изменения в миграционном законодательстве, вступающие в силу 29 декабря. Это и оптимизация миграционного учета и контроля въезжающих иностранных граждан и лиц без гражданства на территорию РФ, которые включают проведение обязательной государственной дактилоскопической регистрации и фотографирование (в том числе в форме карты с электронным носителем информации) для иностранных граждан, прибывших с целью, не связанной с трудовой деятельностью, на срок свыше 90 суток и прибывших с целью трудовой деятельности.

В условиях действующего либерального российского миграционного законодательства, упрощенного режима трудоустройства для мигрантов, с учетом оценки текущей ежемесячной динамики, следует ожидать, что миграционный прирост в 2022 году в среднем вырастет на треть, то есть до 14-15 миллионов мигрантов в год.

Важно также учитывать тот факт, что распространение коронавируса существенно усугубило экономическую ситуацию в большинстве стран мира. Это влияет и будет существенно влиять как фактор увеличения трудовой миграции. Потому что для граждан СНГ и мигрантов из других регионов со слабо развитой экономической инфраструктурой трудоустройство в России является оптимальным решением обеспечения минимального уровня жизни их семей. По данным Центробанка РФ об отправленных денежных средствах в страны СНГ, только в III квартале этого года физлица перевели из России в страны СНГ 3,8 миллиарда долларов, что на 14,6% больше аналогичного показателя за прошлый год. При этом несколько вырос и средний чек одного перевода: в среднем в этом году в СНГ отправляли на 11 долларов больше – по 256 долларов.

– А как меняется ситуация с трудовыми мигрантами, которые работают в России по квотам?

– Статистика говорит, что таких мигрантов у нас примерно 4% от всех иностранцев, живущих в настоящее время в Российской Федерации. В принципе, я считаю, что пора уже отказаться от механизма квотирования, так как он избыточен в данной ситуации.

– А как развивается в России ситуация с нелегальными мигрантами? Станет ли их больше в 2022 году? И какие меры, по-вашему, следует предпринимать правоохранительным органам?

– Если мы обратимся к статистике, то за январь-октябрь 2021 года в России иностранные граждане и лица без гражданства совершили 30,8 тысячи преступлений (рост на 5,1%), в том числе гражданами государств-участников СНГ совершено 24 тысячи преступлений. Это на 8,7% ниже уровня прошлого года, но при этом их удельный вес составляет 78% от общего числа миграционных преступлений. За этот же период на четверть возросло количество преступлений, связанных с организацией незаконной миграции, выявлено 784 лица, совершивших указанные преступления. Такой 25-процентный прирост преступлений, связанных с незаконной миграцией, – яркий маркер неблагополучия в этой сфере на фоне снижения общего количества преступлений, совершенных в России.

Но стоит оговориться, что в целом, сравнительный срез ситуации с незаконной миграцией в России и за рубежом свидетельствует, что миграционная обстановка в стране в целом контролируема и стабильна.

– Как миграционная ситуация в России выглядит на фоне стран Евросоюза и США, например?

– Общая статистика незаконной миграции в 2021 году иллюстрирует ее негативные тенденции, то есть рост во всем мире. В России рост составил 25,5%, в ЕС – 70%, в США – 330%. Миграционная стагнация 2020 года, обусловленная антиковидными ограничениями, предопределила многократный миграционный прирост в 2021 году.

Для сравнения, по данным того же Европейского агентства по безопасности внешних границ Frontex, за январь-октябрь общее количество незаконных пересечений границы мигрантами на внешних подступах ЕС выросло почти на 70% до 160 тысяч, по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. И на 45% по сравнению с 2019 годом. Наиболее значительный рост был отмечен на маршрутах восточных и западных Балкан, центрального Средиземноморья, а также на Кипре.

По официально озвученным данным правительственных структур, в 2021 году минимальное количество незаконных мигрантов составило: более 800 тысяч человек – в РФ, 2,08 миллиона – в Евросоюзе и 1,96 миллиона человек – в США.

По оценкам экспертов, общее количество незаконных мигрантов в России варьируется в пределах 2,5–10 миллионов человек, в Евросоюзе – 2,08-3,9 миллиона, в США 5,6-10 миллионов лиц.

Поэтому необходима реализация комплекса мер по обеспечению миграционной стабильности и недопущению всплеска этнической преступности. Нужны модернизация и ужесточение миграционного законодательства с целью упорядочения правовых положений, в первую очередь касающихся электронного контроля за мигрантами, с учетом возможностей новейших информационных технологий, инструментов биометрической идентификации мигрантов (в частности, сокращение сроков рассмотрения законопроекта МВД России от 1 марта 2021 года “Об условиях въезда (выезда) и пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства”, планируемого к введению в действие в 2024 году). Нам необходимо ужесточить уголовную ответственность за совершение тяжких преступлений, связанных с незаконной миграцией. Нужно наращивать внедрение инновационных инструментов и средств социальной инженерии в оперативно-розыскную деятельность оперативных подразделений МВД и ФСБ России.

Кроме того, я считаю, что просто необходимо усиление мер пограничного контроля и международного сотрудничества в ходе административно-контрольных и оперативно-розыскных мер в сфере обеспечения миграционной стабильности и антитеррористической безопасности в рамках международного сотрудничества.

– Стоит ли нам опасаться роста миграционной преступности в России в 2022 году?

– В течение последних пяти лет общее количество преступлений, совершенных иностранными гражданами, стабильно снижалось с 40 тысяч преступлений в 2017 году до 34,4 тысячи в 2020 году. Число противоправных деяний мигрантов в 2021 году будет известно в начале следующего. Но оценка текущей ежемесячной положительной динамики преступлений данной категории позволяет прогнозировать смену этого тренда, то есть следует ожидать роста в 2022 году. Так что да, с учетом действующих рисков и угроз следует ожидать нарастания миграционной преступности в России.

– Чем это обусловлено?

– Негативные тенденции миграционной преступности уже в текущем году обусловлены совокупностью внешних угроз: “афганского” фактора и активизации гибридной противоправной деятельности внешнеполитических оппонентов; а также внутренних – социально-психологической напряженности, в том числе в мигрантской среде, и кризисных явлений в экономике, обусловленных развитием пандемии. Все они обладают мощным криминогенным потенциалом.

С учетом перечисленных факторов и эффективности работы органов внутренних дел по выявлению и пресечению миграционных преступлений, абсолютный показатель, не превышающий 35 тысяч преступлений мигрантов в год, можно считать относительно благоприятным вариантом прогноза на 2022 год.

– Вы упомянули “афганский” фактор. Как повлияли события в Афганистане на ситуацию с мигрантами в России? Стоит ли опасаться, что из Афганистана увеличится тот же наркотрафик через Россию?

– И не только наркотрафик. Приход в августе 2021 года к власти в Афганистане радикального исламистского движения “Талибан”*, признанного Совбезом ООН террористической организацией, вызвал молниеносное криминальное эхо в виде вспышки противоправной активности на территории России радикально настроенных лиц, в первую очередь в мигрантской среде.

Прокатившаяся в российской столице и крупных городах страны “спонтанная” серия массовых нарушений общественного порядка мигрантами (драк) в августе-сентябре текущего года, проиллюстрировала лишь поверхностный слой криминогенного заряда радикального исламистского подполья, вдохновившегося победой “Талибана”*. Эти события только “раззадорили” противоправную активность с целью провоцирования социальной напряженности в обществе и дестабилизации, особенно в мигрантской среде.

Своевременное реагирование Совета безопасности РФ, оперативно принятые меры российских правоохранительных структур позволили не допустить крайне негативный вариант развития этой ситуации.

В условиях тотального кризиса в Афганистане следует ожидать рост производства наркотиков и, соответственно, наркотрафика в Европу и в РФ.

– Если обратиться от мигрантов к “цифре”. Как изменилась за 2021 год киберпреступность? Какой ущерб нанесли России и миру в целом преступления в IT-сфере?

– По данным МВД России, за 11 месяцев было совершено почти 494 тысячи киберпреступлений, выявлено более 88 тысяч киберпреступников. Иными словами, можно констатировать, что в общей структуре преступности каждое четвертое преступление совершено с использованием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). При этом правоохранительным органам удалось сбить взрывной рост этого вида преступлений (+73,4% по итогам 2020 года).

В то же время ежегодно увеличивается ущерб от киберпосягательств. В отчете Всемирного экономического форума о глобальных рисках за 2021 год ущерб от киберпреступлений в текущем году оценивается в шесть триллионов долларов. Аналогичные цифры озвучены генсеком ООН, международными и российскими экспертами.

В России в 2021 году сумма причиненного ущерба только от дистанционных (телефонных) мошенничеств составила 45 миллиардов рублей, а общий ущерб от киберпреступности оценивается в пределах 90 миллиардов рублей. Для сравнения, в 2020 году ущерб от киберпреступлений оценивался в районе 70 миллиардов рублей. Результаты социологических исследований показали, что сумма ущерба от действий киберпреступников составила 150 миллиардов рублей. И к сожалению, в 2022 году следует ожидать устойчивой положительной динамики роста преступлений, совершенных с использованием ИКТ или в сфере компьютерной информации. По оценкам международных экспертных сообществ, ущерб о совершенных киберпосягательств будет ежегодно увеличиваться, а в 2025 году ущерб от киберпреступлений достигнет 10,5 триллиона долларов ежегодно.

– Каких новых ухищрений нам стоит ожидать от киберпреступников в 2022 году?

– В настоящее время киберпреступность – это транснациональный, трансграничный вид организованной преступности, являющейся неотъемлемым компонентом глобальной метавселенной, что требует совместной борьбы всех ведущих государств. Россия является активным участником мирового сообщества по противоборству киберугрозам, в своей деятельности опирается на руководящие принципы ООН по кибербезопасности и оперативное взаимодействие с Интерполом и Европолом. Можно утверждать, что методы и инструменты, используемые киберпреступниками, все чаще применяются в других областях преступности, а цифровая криминальная экосистема продолжает развиваться тревожными темпами. Конфиденциальность и удобство, предлагаемые платформами связи, распространение криптовалюты выгодны при любой незаконной деятельности.

Думаю, в 2022 году будет развиваться распространение вредоносных программ для мобильных устройств при онлайн-покупках, использование фишинговых приманок, чтобы заставить жертв загрузить вредоносный код для кражи учетных данных. Никуда не денутся “трояны” мобильного банкинга. Кроме того, преступники продолжат использовать нарративы COVID-19 для онлайн-продажи поддельной медицинской продукции и будут стремиться украсть персональные и учетные данные. Хотя биткойн в настоящее время остается предпочтительной криптовалютой для пользователей и торговцев в даркнете, популярность других цифровых монет растет. Преступники все чаще конвертируют свои незаконные доходы, полученные в криптовалюте. Вот такой пример: материалы о сексуальном насилии над детьми активно продаются в одноранговых сетях и даркнете, где криптовалюта используется для платежей.

Анонимность в интернете усугубляется широким распространением технологий шифрования, которые могут принести пользу и законным пользователям, и преступникам одновременно. Помимо законных услуг, международные правоохранительные органы пристально следят за поставщиками VPN и криптографических телефонов, которые обслуживают криминальные элементы нашего общества. Повсеместно фиксируется рост интереса к покупке программ-вымогателей.

Обыкновенный интернет-пользователь зачастую остается самым слабым звеном в системе ИТ-безопасности. Социальная инженерия остается серьёзным подспорьем для получения доступа к информационной системе или, в случае мошенничества, к банковскому счету жертвы. Рынок криминальных товаров и услуг переживает бум. Личная информация и учетные данные пользуются большим спросом, поскольку они играют важную роль в повышении успешности всех типов атак социальной инженерии.

– Тогда как можно противостоять кибермошенникам?

– В первую очередь нужно обеспечить правоохранительные органы своевременным доступом к данным для незамедлительного проведения оперативно-розыскных мероприятий. Следует организовать дополнительное обучение сотрудников правоохранительных органов и обеспечить их современными инструментами для борьбы с киберпреступниками. Нам нужно расширять международное сотрудничество для быстрого обмена оперативной информацией.

Наконец, жизненно важно продолжать повышать коллективную грамотность и осведомленность в области информационных технологий, поскольку киберпреступность прочно укоренилась в нашем обществе и часто пользуется невежеством населения в этих вопросах.

* Движение находится под санкциями СБ ООН за террористическую деятельность.

Comments are closed.