Главная Новости «Плацдарм для новых вторжений»: назван секрет ухода США из Афганистана

«Плацдарм для новых вторжений»: назван секрет ухода США из Афганистана

0
0
67

Прошло примерно полгода со времени падения Кабула под натиском боевиков и эвакуацией с афганской земли последних американских частей. Но что стоит за уходом США из Афганистана? И на самом ли деле они просто ушли? Президент российской секции Международной полицейской ассоциации генерал-лейтенант, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Юрий Жданов рассказал о возможных интересах ЦРУ в Афганистане.

– Американцы совсем ушли из Афганистана или там осталась какая-то, «растяжка», или мина с замедленным, часовым механизмом?

– Скорее, мина с часовым механизмом. Сразу скажу – на самом деле американцы никуда уходить не собирались. То, что их выперли пинком из Афганистана, это для них всего лишь – техническая ошибка. И они ее уже пытаются исправить. Разумеется, не силовым путем – нового военного вторжения пока не предвидится. Да и зачем? Есть и другие выгоды от присутствия, пусть и косвенного. Известно, что по планам ЦРУ и Госдепа Центральная Азия должна стать разведывательным плацдармом.

– То есть, из Афганистана и его окрестностей будет разными способами сниматься шпионская информация. Откуда это известно?

– Да американцы сами об этом трубят! Мол, ах, как они удачно, вовремя и выгодно ушли из этой дикой страны! Правда, не объясняют, зачем заходили в нее на два десятка лет. Что там делали и что сделали конкретно? Убийства и разрушения – не в счет. Но это – за скобками. А без скобок – есть интересный доклад Центра новой американской безопасности (CNAS) «Работа с Афганистаном, контролируемым талибами (движение «Талибан» признано в РФ запрещенной террористической организацией – «МК»). Поддержка афганского народа без легитимации режима». Его опубликовали в январе. В нем содержится попытка сформировать обобщённую позицию американских центров принятия решений о планах США на Афганистан. Автор – Лиза Кертис, старший научный сотрудник и директор Индо-Тихоокеанской программы безопасности в CNAS, ранее работала в ЦРУ, Государственном департаменте, Сенатском комитете по международным отношениям и т.д.

– И что же содержится в этом докладе?

– Концентрированный анализ ситуации в ряде среднеазиатских стран и возможные выводы. Это должно помочь принять какие-то решения, нужные США.

Более конкретно там говорится, например, о предотвращении гуманитарной катастрофы после обрушения афганской экономики. Ведь американцы, как заявлено, намерены сотрудничать с афганским народом, но не с талибами (запрещены в РФ). Мол, будут как-то помогать.

В середине ноября 2021 года официальный представитель ООН сообщил, что 23 миллиона афганцев отчаянно нуждаются в продовольствии и что 97 процентов из 38-миллионного населения рискуют погрузиться в нищету. Экономический шок от потери международной помощи, которая поддерживала 75 процентов афганского бюджета — вместе с несколькими годами засухи и другими экономическими проблемами — угрожает полным экономическим коллапсом, который заставит миллионы людей голодать, особенно зимой. Международный валютный фонд предупредил, что в 2022 году экономика страны сократится примерно на 30 процентов.

По состоянию на середину января 2022 года Соединенные Штаты выделили Афганистану и афганским беженцам гуманитарную помощь на сумму 782 миллиона долларов — больше, чем любая другая страна.

– Однако все афганские счета в США заморозили…

– Да, талибы («Талибан» – запрещенная в РФ террористическая организация) направили Конгрессу США письмо с просьбой к Соединённым Штатам разблокировать заявленные 7 миллиардов долларов в афганских валютных резервах, которые были заморожены после захвата власти талибами, иначе они рискуют столкнуться с массовым исходом беженцев из страны. В письме министр иностранных дел талибского правительства Амир Хан Муттаки заявляет, что удержание активов нарушило торговлю и бизнес, а также доставку гуманитарной помощи населению.

– Деньги американцы, похоже, не вернут.

– Скорее всего. В докладе по-иезуитски сказано, что страна столкнулась с экономическим кризисом до того, как активы были заморожены, и что Вашингтон ясно дал понять, что негуманитарная помощь будет прекращена, если талибы захватят власть силой, а не путем переговоров о мирном урегулировании. Так и случилось.

Кстати, недавняя встреча в Москве нескольких региональных государств не привела к принятию каких-либо серьезных обязательств по оказанию помощи. Страны выпустили коммюнике, призывающее к проведению международной конференции доноров под эгидой ООН, чтобы «военные силы, находившиеся в стране в течение последних 20 лет» – то есть, США, взяли на себя большую часть финансового бремени.

– А правами человека и судьбой демократии в Афганистане американцы озабочены?

– Очень даже озабочены. Первоначальные признаки того, что талибы могут улучшить свои показатели соблюдения прав женщин, не материализовались. Через десять дней после прихода к власти талибы приказали женщинам оставаться дома до тех пор, пока рядовые члены организации не будут проинструктированы о том, как правильно обращаться с женщинами. В Мазари-Шарифе похищены и убиты молодые женщины, которые организовывали местные акции протеста против правления талибов и участвовали в них.

В американском докладе отмечено, что талибы отступили от первоначальных обещаний уважать права женщин, чтобы сохранить сплочённость среди своих боевиков. В противном случае рядовые члены боевых структур усомнились бы в лидерстве своих вождей и спросили бы, за что они сражались в течение 20 лет. Талибы не выполнили также свои первоначальные обещания об амнистии для бывших правительственных чиновников. В конце августа 2021 года BBC сообщила, что они казнили двух высокопоставленных полицейских. Согласно докладу, с 15 августа были убиты более ста человек, причём две трети из них – талибами и их сторонниками.

В документе также есть информация о внесудебных казнях, по меньшей мере, 50 человек, подозреваемых в принадлежности к запрещённой в России террористической группировке «Исламское государство».

– Значит, все же к власти пришли сторонники жесткой линии «Талибана»?

– Да, и особенно значимую роль играет так называемая сеть Хаккани, тесно связанная как с «Аль-Каидой» (запрещенная в РФ террористическая организация), так и с пакистанскими военными и разведывательными службами. Наджибулла Хаккани — министр связи, а Абдул Баки Хаккани — министр высшего образования, что является плохим знаком для будущих образовательных возможностей для женщин и девочек. Халил ур-Рахман Хаккани, который первоначально был назначен руководить операциями по обеспечению безопасности в Кабуле вскоре после прихода к власти талибов, теперь является министром по делам беженцев. Это вызывает особую тревогу, учитывая опасения, что иностранные боевики-террористы теперь устремятся в Афганистан, поскольку у власти там находятся их собратья-радикалы. Еще один персонаж – Сираджуддин Хаккани, лидер организации, признанной США террористической, был назначен министром внутренних дел. ФБР выпустило программу «Вознаграждения за правосудие», которая предлагает 5 миллионов долларов за информацию, ведущую к аресту Сираджуддина Хаккани из-за его роли в террористических атаках против американских граждан.

Вообще же, двадцать из тридцати трех высокопоставленных чиновников находятся в санкционном списке ООН. Среди них – глава нынешнего временного правительства мулла Мохаммад Хассан Ахунд, который был министром иностранных дел, а затем заместителем премьер-министра, когда в конце 1990-х годов у власти находились талибы. После отстранения организации от власти в 2001 году Ахунд руководил военными операциями талибов в Афганистане из своего убежища в Пакистане. Список можно продолжить.

– А может случиться так, что американцы поддержат «Талибан» против «ИГИЛ – Хорасан» (т. н. «ИГИЛ-Х» – запрещенная в РФ террористическая организация), особенно после нападения 26 августа 2021 года, в результате которого погибли 170 афганцев и 13 военнослужащих США в аэропорту Кабула во время эвакуации? Тем более, нападения продолжаются по всему Афганистану.

– Вряд ли, хотя такие предложения звучат, в том числе от Пакистана.

Несмотря на то, что усилия талибов по устранению угрозы со стороны «ИГИЛ-Хорасан» приветствуются, продолжающиеся связи талибов с «Аль-Каидой» (запрещенная в РФ террористическая организация), и десятками других террористических групп означают, что консолидация власти талибов в Афганистане по-прежнему будет способствовать возрождению террористического убежища, даже если ИГИЛ-Х больше не является частью союза террористов.

Президент Байден прав в том, что за последнее десятилетие «Аль-Каида» дала метастазы. Однако нынешняя ситуация в Афганистане дает террористической группировке уникальное преимущество: сейчас Афганистаном правит исламистская группировка, с которой «Аль-Каида» взаимодействует уже 30 лет. Эти две группы также стали тесно связаны посредством смешанных браков. Ни одна другая страна в мире не предлагает «Аль-Каиде» такой роскоши.

– Выведя войска из Афганистана, но продолжая декларировать свою борьбу с терроризмом, американцам надо как-то сотрудничать с другими странами региона. Они пытаются это делать? Например, с Пакистаном?

– В прошлом США полагались на Пакистан для воздушного и наземного доступа в Афганистан и для проведения атак беспилотников. Пакистан разрешил эту деятельность, хотя у Вашингтона и Исламабада были принципиально разные цели в Афганистане. Однако, несмотря на то, что необходимо будет заключить соглашение о воздушном доступе с Пакистаном, Вашингтону не следует попадать в знакомую ловушку, рассматривая эту страну как партнёра по противодействию терроризму или разделяющего цели США в Афганистане.

Пакистан узко оценивает свои стратегические интересы в Афганистане, рассматривая их в основном через призму Индии. Главная цель Исламабада — не допустить, чтобы Индия закрепилась в стране в качестве стратегического плацдарма. Лучшим примером непримиримых целей Исламабада и Вашингтона в Афганистане является поддержка Пакистаном сети Хаккани и желание видеть членов клана Хаккани на руководящих должностях в правительстве Талибана. Исламабад доверяет Хаккани в поддержке их цели по предотвращению усиления влияния Индии в Афганистане.

– А как насчет других стран региона?

– Россия, Иран и Китай разделяют опасения США по поводу ИГИЛ-Х, но более широкие геополитические разногласия каждой из этих стран с Соединенными Штатами, скорее всего, помешают серьезному сотрудничеству с Вашингтоном в борьбе с терроризмом.

В ноябре 2021 года специальный представитель США по Афганистану Том Уэст принял участие в встрече в Исламабаде так называемой «Тройки плюс», в которую входят США, Пакистан, Россия и Китай. Эти встречи могут быть полезны для разрешения гуманитарного кризиса в Афганистане, но вряд ли они помогут внести позитивные изменения в поведение талибов в отношении прав человека и борьбы с терроризмом.

В американском докладе утверждается, что есть возможности для расширения сотрудничества США в области контртеррористических операций со странами Центральной Азии, особенно с Узбекистаном и Таджикистаном, чтобы Вашингтон мог уменьшить зависимость от Пакистана. В то время как Россия и Китай будут возражать против создания Соединенными Штатами крупных военных баз на их “заднем дворе”, возможно, что Узбекистан и Таджикистан согласятся на расширение обмена разведывательными данными или размещение небольших групп сил специальных операций США на своей территории.

Напомню, что и Узбекистан, а также и Казахстан содействовали доставке гуманитарной помощи в Афганистан и готовы играть более важную роль в этой области.

– Какова позиция Китая?

– Хотя Китай злорадствовал по поводу ухода и поспешной эвакуации США из страны, Пекин обеспокоен тем, что Афганистан вновь становится убежищем для террористов во всем мире, а также возможностью распространения исламистского экстремизма на западные провинции Китая, населенные мусульманами. Исторически Пекин был обеспокоен антикитайскими исламистскими боевиками, в первую очередь этническими уйгурами, которые тренировались вместе с талибами и в прошлом укрывались как в Афганистане, так и в граничащих с Пакистаном племенных районах.

Китай в долгосрочной перспективе заинтересован в том, чтобы Афганистан превратился в важнейший узел его экономического проекта «Один пояс, один путь», а также в разработке и эксплуатации богатых минеральных ресурсов Афганистана. Однако инвестиции китайского консорциума в размере 3 миллиардов долларов в медный рудник Мес-Айнак в Афганистане бездействовали более десяти лет, и Китай будет избегать будущих инвестиций до тех пор, пока ситуация с безопасностью не стабилизируется.

В сентябре 2021 года, представитель «Талибана» Забиулла Муджахид назвал Китай самым важным партнёром Афганистана, учитывая его готовность инвестировать в страну и восстанавливать ее. Однако до сих пор Китай не хотел брать на себя финансовые обязательства перед правительством талибов, которое не признано остальным миром.

– Индия действует иначе?

– Почти так же. Индию больше всего беспокоит то, что победа талибов вдохновит антииндийских боевиков, в основном базирующихся сейчас в Пакистане. Эти группы несут ответственность за нападения на территории Индии в последние годы, которые усилили напряженность в отношениях с Пакистаном и привели к военным кризисам между двумя ядерными державами.

Самый последний военный кризис между Индией и Пакистаном произошёл после террористической атаки 14 февраля 2019 года, совершенной боевиком исламистской группировки в результате которой погибло 40 индийских солдат в контролируемом Индией Кашмире. Индия также подверглась крупным террористическим атакам на своё посольство и консульства в Афганистане со стороны сети Хаккани.

Индия в начале ноября 2021 года провела встречу региональных советников по национальной безопасности в Нью-Дели. Пакистан и Китай, которые не приветствуют более заметную роль Индии в Афганистане, пропустили встречу.

– В американском докладе есть рекомендации для военных?

– По мнению автора доклада, чтобы справиться с угрозой терроризма, Соединенным Штатам следует инвестировать в совершенствование технологии беспилотных летательных аппаратов для зарубежных КТО.

Американские военные должны быть готовы в обозримом будущем проводить операции с беспилотниками с баз на Ближнем Востоке, потому что Пакистан и государства Центральной Азии, граничащие с Афганистаном, опасаются, что США будут проводить смертоносные операции с их территории.

Рекомендуется расширить сотрудничество по КТО с государствами Центральной Азии, особенно с Узбекистаном и Таджикистаном.

Имеются возможности, считает автор, для расширения обмена разведывательными данными, проведения тренингов по контрразведке и других совместных мероприятий по контрразведке с государствами Центральной Азии. В долгосрочной перспективе возможно, что государства Центральной Азии могут разрешить Соединённым Штатам размещать на своей территории средства разведки, наблюдения и рекогносцировки или даже разрешить проведение ограниченных КТО силами специальных операций из региона.

Составитель доклада сожалеет, что руководство вооруженных сил и разведки в некоторых странах Центральной Азии склонно скептически относиться к Талибану из-за беспокойства по поводу продолжающихся связей этой группировки с терроризмом.

В случае, если государства Центральной Азии станут более открытыми для контртеррористической деятельности США, развёрнутой с их территории, американцам следует быть готовыми распределить средства контртеррористической деятельности по всему региону, которые могли бы действовать согласованно для устранения угроз, уменьшая при этом зависимость от единого варианта базирования.

Автор доклада, опытный сотрудник ЦРУ и Госдепа, применил интересный термин – «осуществлять свои действия с широко открытыми глазами». И прямо сформулировал основную цель – сделать из Центральной Азии гигантскую разведывательную базу США. А по совокупности – плацдарм для новых вторжений.

Comments are closed.