Главная Новости Эксперты обсудили плюсы и минусы цифровизации правоохранительной и судебной сферы

Эксперты обсудили плюсы и минусы цифровизации правоохранительной и судебной сферы

0
0
73

Электронный документооборот постепенно проникает во все сферы деятельности, включая и правоохранительную. Электронные уголовные дела уже активно апробируются в Германии, США, Канаде, Великобритании, Австрии, КНР, Сингапуре и в других странах. Как констатирует mk.ru, звучат предложения оформлять уголовные дела в цифровом виде и в России. Однако у этих новаций наряду с очевидными плюсами есть и немало «подводных камней», о преодолении которых спорят эксперты.

Одной из первых стран запустила проект электронного правосудия «Phenix» Бельгия, в результате доступ к цифровому профилю получили участники судопроизводства – судьи, сотрудники полиции, адвокаты. Их аутентификацию устанавливают с помощью электронного (eID) паспорта. А как показал опыт Саудовской Аравии, внедрение электронных уголовных дел многократно сокращает сроки расследования уголовных дел – почти на 80 процентов, некоторые дела даже заканчивают в рекордные сроки – 2 дня.

А как обстоит дело в России? С одной стороны, в случае внедрения электронного способа ведения уголовных дел и судопроизводства налицо огромное количество плюсов – и сокращение сроков расследования, и удобство проведения судебного процесса, и многое другое. Но есть и минусы, главный из которых – опасение хакерских атак, утечки персональных данных и незаконное вмешательство в уголовное дело.

Обсуждение этой непростой ситуации произошло в рамках состоявшегося недавно IV заседания Международного полицейского клуба на конференции «Права человека в цифровую эпоху».

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова напомнила, что введение электронных уголовных дел – один из самых обсуждаемых вопросов в отечественной правоприменительной практике. По её мнению, использование инновационных цифровых технологий сильно упрощает доступ граждан к осуществлению правосудия, в этой связи органам законодательной власти необходимо разработать проекты федеральных законов «Об электронном уголовном деле» и «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ».

Как поясняют специалисты, электронное уголовное дело – это не просто создание электронной формы хранения цифровых материалов дела. Это специально разработанная сложная программа, содержащая специальный алгоритм процессуального движения уголовного дела, с момента его возбуждения, проведения всего перечня необходимых процессуальных действий и до вынесения приговора. Кстати, пандемия коронавируса уже кардинально повлияла и на судопроизводственный процесс. В апреле 2020 года Верховный Суд РФ впервые провел виртуальный судебный процесс, когда судьи коллегии по гражданским спорам в масках находились в зале суда, а участники процесса – в своих офисах и квартирах.

В конце декабря 2021 года президентом России был подписан закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». В Арбитражный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Кодекс административного судопроизводства и другие законодательные акты вносятся изменения, направленные на совершенствование порядка применения электронных документов в судопроизводстве, а также на закрепление возможности удаленного участия в судебных заседаниях с использованием личных средств коммуникации пользователей.

Так, законом предусмотрена подача в суд искового заявления, жалобы, представления и иных документов в электронном виде посредством единого портала государственных и муниципальных услуг и других систем электронного документооборота. Лицам, участвующим в деле, при наличии в суде технической возможности, может быть предоставлен доступ к материалам дела в электронном виде. Судебные повестки и иные судебные извещения также могут быть направлены лицам, участвующим в деле и давшим согласие на соответствующее уведомление, посредством единого портала государственных и муниципальных услуг. Участники процесса смогут участвовать в судебном заседании путем использования системы веб-конференции при условии заявления ими ходатайства об этом и при наличии в судах технической возможности. А в конце декабря прошлого года Президент России подписал закон, регулирующий проведение допроса, очной ставки и опознания посредством видеоконференц-связи.

По словам президента Российской секции Международной полицейской ассоциации Юрия Жданова, электронный формат представляет большие возможности для полного соблюдения и реализации принципов законности, неприкосновенности личности, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, состязательности сторон, непосредственность и устность судебного разбирательства, гласности и публичности уголовного судопроизводства.

Электронная форма уголовного дела, считает Юрий Жданов, это своеобразный ответ на достаточно массовый социальный запрос, когда актуальность приобретает процессуальная справедливость, включающая гарантии соблюдения прав граждан на свободу, защиту их персональных данных, личного достоинства.

Очевидно, что пошаговая алгоритмически запрограммированная электронная фиксация всех процессуальных действий и решений, материалов уголовного дела, существенно затрудняет возможность их фальсификации, иных неправомерных действий и незаконных решений. При электронной форме подачи заявления и регистрации жалоб запрограммированный алгоритм, искусственный интеллект способен определить и оценить суть заявленного вопроса, самостоятельно зарегистрировать его, «отсортировать по адресу», что позволяет избежать субъективного фактора и отказа в его регистрации в результате недобросовестных или неправомерных действий должностного лица. В отличие от многотомных бумажных уголовных дел, электронное уголовное дело – удобно, мобильно и компактно.

Одной из острых проблем в правоприменительной практике является принцип осуществления уголовного судопроизводства в разумный срок. Цифровизация же документооборота существенно сокращает сроки судопроизводства. Потерпевшим и свидетелям, особенно пенсионерам, инвалидам и другим малоимущим людям не придется каждый раз лично ездить в суд или для общения с прокурорами и следователями, причем зачастую в другой город или регион. А значит, и нести лишние расходы.

При этом Юрий Жданов указал ина аргументы противников цифровизации уголовных дел. Ведение электронного уголовного дела тесно связано с вопросами идентификации личности, имеющей доступ к цифровому «досье», сохраняющейся возможностью при определенном уровне технической грамотности неправомерного внесения изменений в электронные документы и материалы уголовного дела. Именно вопросы информационной безопасности беспокоят судейское сообщество больше всего, поскольку для «продвинутого» айтишника внести изменения или дополнения в электронные документы, особенно по незащищенным каналам связи, не представляют труда.

Есть ещё одна сторона проблемы. Электронный формат ведения уголовного дела, а также участие в судебном процессе в режиме видеоконференцсвязи не исключает, считает Юрий Жданов, что участников процессов лишат свободного волеизъявления. Действительно, за пределами камеры видеофиксации в режиме онлайн-заседания может находиться человек, угрожающий свидетелю, эксперту, любому участнику уголовного процесса.

Доступ к электронному правосудию, а значит и к электронному формату уголовного дела, осложняется существующим цифровым неравенством между участниками уголовного судопроизводства. Возникает необходимость создания и внедрения сопутствующих электронных документов – удостоверений, ордеров и т.д., удостоверяющих личности участников процесса, специализированных информационных порталов и программ доступа с повышенным уровнем защиты. А на это необходимо время и масштабная модернизация технического оснащения. Ведение электронного уголовного дела не исключает и технических накладок и сбоев.

Согласно приведённым Юрием Ждановым результатам опроса профессионалов о перспективах внедрения электронного уголовного дела, более 80 процентов опрошенных следователей и только 38 процентов опрошенных судей позитивно оценивают перспективы перехода к электронному уголовному делу. И почти 19 процентов следователей и 62 процента судей проголосовали против введения электронного уголовного дела.

И все же, насколько опасна утечка персональных данных, не будут ли преступники читать в свободном доступе уголовные дела?

Представители банковского сообщества считают, что среди рисков, которые сопутствуют переходу к электронным уголовным делам, – утечки информации, уничтожение данных, например в результате заражения вирусом-шифровальщиком или технического инцидента, возможность фальсификации уголовного дела путем видоизменения помещённых в него протоколов и других процессуальных документов.

Инструментами снижения рисков могут стать как базовые меры защиты, такие как многофакторная аутентификация, разграничение доступа, так и специализированные меры, например, создание изолированного контура, встраивание водяных знаков в электронные документы, использование систем предотвращения утечек информации DLP, мониторинг интернета на предмет утечек. В противном случае база электронных уголовных дел может стать архивом готовых рецептов для начинающих преступников.

Comments are closed.